Category: общество

Не только коррупция в Дагестане,но и пытки.

Многочисленные обращения родных задержанных и убитых свидетельствуют об ужасающих пытках к задержанным с целью добиться от них признательных показаний по статье "терроризм".

Абуталип Шахруев:«В ход шло прикрепление к пальцам руки и ног, а также к мочкам уха проводов, через которые пропускался ток, засовывание этих проводов в рот, применение швабры, надевание пакета на голову», — сообщает «Зона права». Как рассказал Шахруев, когда он терял сознание, полицейские приводили его в чувство пластиковой бутылкой с песком.
В марте 2018 года Кировский районный суд Махачкалы приговорил Шахруева к 11 годам колонии строгого режима за финансирование незаконного вооруженного формирования (ч. 1 ст. 208 УК) и пособничество его деятельности (ч. 5 ст. 33 УК), несмотря на то, что на суде он заявлял о даче признательных показаний под пытками.
https://www.novayagazeta.ru/news/2018/10/30/146376-zhitel-dagestana-pozhalovalsya-v-espch-na-pytki-s-primeneniem-toka-i-shvabry-v-tsentre-e



Сабир Ахмеднабиевич Набиев, 1986 г.р. уехал на автобусе в Москву, собираясь оттуда поехать в Приморский край на работу.Через несколько дней Сабир позвонил своей жене и сообщил, что находится в Пятигорске, сказал: «Я в очень плохом состоянии, меня бьют постоянно днем и ночью, требуют, чтобы я дал им какую-то информацию о каких-то ребятах, хотя я не знаю ничего».
По словам адвоката, Сабир был сильно избит, жаловался, что у него болят ребра. Сабир рассказал адвокату, что его начали избивать и пытать током практически сразу после задержания.
Сабиру Набиеву предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 205.1 (склонение к террористической деятельности) и ч.2 ст. 205.4 (участие в террористическом сообществе) УК РФ.
https://memohrc.org/ru/news_old/dagestan-sotrudniki-fsb-pytali-podozrevaemogo-v-terroristicheskoy-deyatelnosti-soobshchili



Хабиб Нурмагометов (и даже он) опубликовал на своей странице в инстаграмме новость о его друге Кулиеве Акиме,которого пытают и пытаются обвинить Его и ещё пару человек вместе с ним в поджоге Администрации Рутульского района. https://www.instagram.com/p/Bb6RvYzlpEC/


и т.д.

«За нанесение вреда колхозному строю.» Дело об утопленном колесе

Оригинал взят у vdryndine1939 в «За нанесение вреда колхозному строю.» Дело об утопленном колесе

Путилов Григорий Павлович

Простого деревенского пацана Гришу Путилова «черный ворон» увез ночью в скорбном 1938-м. Дяденьки из НКВД предпочитали работать в темноте. Поэтому никто не видел отчаянных слез Гришиной мамы, остолбеневшей посреди бедной избы. Никто не мог и не смел оценить всю нелепость ситуации, ведь новоиспеченному «врагу народа» в ту пору едва сравнялось четырнадцать.

Грише было одиннадцать лет, когда в 1935 году умер отец. В семье было пятеро детей, шестого мать носила под сердцем. Сестренка родилась, когда отца уже не было. Среди жителей деревни Усановка эта семья ничем не выделялась. Путиловы, как и все, трудились в колхозе, бедствовали и голодали. Гриша тоже работал - развозил воду. О политике по малолетству представление имел весьма смутное. Все началось с простой детской шалости. Возле деревенской кузницы лежали свезенные в ремонт телеги. Гришка вместе с дружком Федькой Борисовым катал по траве давно отвалившееся колесо, которое по закону подлости выскользнуло из ребячьих рук и скатилось в реку. Мимо проезжал деревенский участковый. «Пошто портите колхозное имущество?» - возмутился он. Гришку с Федькой отвезли в район, в участок... Там побранили да отпустили, и все скоро забылось.

О друзьях-«вредителях» вспомнили зимой. Их арестовали 24 января 1938 года. Так Гриша оказался в тюрьме городка Кунгур, где в течение восьми месяцев ломал голову над тем, в чем он повинен перед родной советской властью. В бумаге, предъявленной мальчишке в августе 1938-го, значилось, что он осужден сроком на пять лет по грозной политической статье 58-7,11 «за нанесение вреда колхозному строю путем выведения из строя народного имущества и организацию групповых незаконных сборищ». До шестнадцати лет Гриша отбывал срок в детской трудовой колонии. По сравнению с голодом и нищетой в деревне жизнь в заключении показалась мальчишке сносной, потому что у малолеток-колонистов, в отличие от их свободных сверстников, был гарантированный паек. Потом Гришу Путилова направили в лагерь в Архангельск, где неподалеку возводился очередной объект коммунистической стройки - город Молотовск. Григорий Павлович и по сей день помнит барак с двойными нарами из «кругляка» (маленьких жестких палочек). На такой сомнительной постели, где одеялом служила телогрейка, а подушкой собственная шапка, после бесконечно долгого трудового дня вытягивали изможденные тела бесправные зэки. В каждом бараке их было по сто человек. По утрам коченели от холода, но все же вставали и шли «делать норму», чтобы получить черпак баланды, где «крупинка за крупинкой бегает с дубинкой». Как-то раз случилась в лагере эпидемия брюшного тифа, и люди стали умирать каждый день.

Путилов Григорий Павлович  (р.1924)   рабочий, на время ареста - подросток

- По утрам разносили хлебный паек, - вспоминает Григорий Павлович. - Если кто-то замечал, что сосед по нарам мертв, то старался об этом помалкивать. Ну, спит человек себе и спит. Получит зэк кусочек хлеба за усопшего соседа и только потом сообщает о его смерти. Постепенно привык деревенский парнишка к кошмарному лагерному бытию, огляделся и подумал: «Люди-то какие вокруг - сплошь порядочные да культурные. Значит, ничего страшного, что и меня посадили. Наверное, вся страна сейчас в лагере сидит». На полном серьезе Гриша так рассуждал.

В сорок первом политзаключенного Путилова из Архангельска перевели в Ухту. Слухи в лагере распространялись быстро. Сказывали, что в Ухте в седьмом бараке четырнадцатого лагпункта сидел академик Королев. Но в сорок первом ученого увезли в Москву. Его талант мог еще понадобиться воюющей стране.

- Заключенные были хуже скотины, - рассказывает Григорий Павлович. - Охранники назначались обязательно из уголовников, политическим не доверяли. Утром давалась команда: «Подъем без последнего». Последнего пристреливали. На моих глазах не раз убивали охранники тех, кто отстал от строя или немного отошел в сторону. Об убитых никто не спрашивал. Могил зимой не копали. Весной, когда сходил снег, трупы плыли по реке, словно сплавляемый лес. Григорий Павлович считает, что родился в рубашке. Не однажды смерть, обдав его ледяным дыханием, проходила совсем рядом. Особенно страшным был 1943 год. Ослабевших от голода заключенных направили на лесоповал. Норма выработки была немыслимой - каждый должен был заготовить пять кубометров дров. За это полагался хлебный паек в 700 граммов и котелок жидкой баланды. Но мало было счастливчиков, которые добивались такой выработки. Гришу Путилова спас изолятор, в котором он оказался за невыполнение нормы. А в изоляторе - о счастье! - давали столько же хлеба, сколько и тем, кто надрывался на лесоповале. Позже Григорий узнал, что из тридцати восьми человек, которых перевели вместе с ним из одного лагпункта в другой, в живых осталось лишь шестеро...

Из изолятора парня направили в «командировку» вместе с изыскательской геологической партией, сформированной из тех же политзаключенных. Они делали разбивку перед прокладкой дороги от базы Каменка до пятого лагпункта. От лютых морозов руки сводило так, что трудно было удержать рейку и теодолит. А от слабости и голода даже говорить было тяжело. Их было шестеро - молодых, замордованных, невинно осужденных. Однажды на базе Каменка случилась кража - скорее всего, это было дело рук уголовников. Обвинили политзаключенных. В наказание ночью всех шестерых вывели на мороз и оставили до утра. Утром на работу смогли выйти лишь четверо. Два окоченевших тела остались лежать на снегу.

Как-то раз в 1943-м Гришу увидел начальник лагеря и сказал: «Да ты ведь, парень, вроде освободиться должен». А парень уже и дни считать перестал... Все эти годы письма домой писать не разрешали, и семья ничего о нем не знала. Освободили без права выезда и направили работать на нефтяную шахту. Тогда уж Григорий и письмо матери отписал. Нефть нужна была для войны, и шахтерам давали бронь. И вновь судьба свела Гришу с неординарной личностью. Механиком шахты был политзаключенный Жасминов. Известный химик отсидел к тому времени на зоне с десяток лет. Загранкомандировки ученого сыграли с ним злую шутку. Обвиненный в шпионаже, он был арестован в день своей свадьбы. Жасминов рассказывал шахтерам, как однажды уже из лагеря его увезли в Москву. Надеялся, что его дело начнут пересматривать. Но был дан приказ - составить проект взрыва храма Христа Спасителя. После взрыва храма, который автор проекта не видел, Жасминов вновь был водворен в острог.

В родную деревню Григорий смог вернуться только в 1946 году. Тогда же вернулся с фронта старший брат, убежденный комсомолец.

- Ничего, - утешал брат, - начнешь жизнь сначала, все еще узнают тебя...

Год спустя Григорий женился на девчонке из своей деревни. Клеймо «врага народа» преследовало Григория Путилова долгие годы, несмотря на то что на работе он буквально выкладывался и, будучи бригадиром тракторной бригады, участвовал в сельхозвыставках. Но чуть какая неполадка в технике, являлся начальник КГБ, все проверял и заявлял: «Ты, Путилов, о своем прошлом не забывай!»

В Тольятти Григорий Павлович перебрался, уже будучи на пенсии. Живет в частном секторе, на судьбу не сетует, считает, что везло ему в жизни на хороших людей. Здоровье, правда, пошаливает. Сказались годы, проведенные в лагере, и то, что однажды, когда работал на шахте, двое суток пролежал под завалом. Из всей смены живым откопали одного его. Опять же - в рубашке рожден.

Реабилитировали в 1989 году, ездил хлопотать в Пермь. Следователь КГБ, к великому удивлению, вынес толстенное дело, разросшееся вокруг ненароком утопленного колеса. Из этого дела Григорий Павлович узнал, что вплоть до 1964 года был на заметке. А дружки, с которыми не раз выпивал, следили за ним и о каждом шаге докладывали куда следует. Однако Григорий Павлович не держит зла на этих мужиков, считает, что хороших людей на свете больше. Вернее, было больше. Их-то он достаточно повидал там, в лагере.

Источник: Дело об утопленном колесе : зап. О. Тарасовой // Политические репрессии в Ставрополе-на-Волге в 1920–1950-е годы : Чтобы помнили… – Тольятти : Центр информ. технологий, 2005. – С. 204–207

Место хранения дела: Пермский государственный архив новейшей истории ф.643/2 оп.1 д.26867 л.1


Бывший президент РФ замешан в коррупции.

https://navalny.com/p/5255/

Дмитрий Анатольевич Медведев совсем не такой безобидный и комический персонаж, которым он кажется. Пусть вас не обманывает сон на заседаниях, бадминтон, или увлечение гаджетами.

Это весьма хитрый и алчный человек, явно слегка помешанный на резиденциях и элитной недвижимости и создавший ради владения ими одну из крупнейших коррупционных схем в стране. И, надо отдать ему должное, одну из самых изощрённых.

Мы нашли, описали и документально доказали существование сети благотворительных и некоммерческих фондов, организованных доверенными лицами и родственниками Медведева. Слово «благотворительных» смущать не должно: получателями «помощи» тут является только Медведев и его семья.

Они используют фонды для того, чтобы получать на них «пожертвования» (читай: взятки) от олигархов и банков под госконтролем и тратить средства на покупку дворцов, яхт и виноградников в России и за рубежом.

И да — это очень хитро. Кому принадлежит, например, секретная дача Медведева в Плёсе, о которой мы делали большое расследование? Формально — никому. Благотворительной организации — фонду Градислава, а значит, нет даже физических лиц — конечных собственников, ведь имущество некоммерческой организации принадлежит в итоге только ей, а даже не её учредителям.

Фактически же все понимают: дача принадлежит Медведеву. Её охраняет ФСО. Там расположено подразделение службы. Над плёсской дачей даже есть официальная бесполётная зона.

То есть коррупционная схема основывается на создании благотворительной организации с надёжным человеком (однокурсником, родственником) во главе. После чего можно смело накачивать организацию деньгами и покупать на них дворцы-яхты, не опасаясь, что кто-то ткнёт в лицо бумажкой, где в графе «собственник» стоит твоя фамилия.

Только вот есть одна проблемка: надёжных людей не может быть много. Если есть небольшое количество лиц, задействованных в организации, финансировании и управлении кучей благотворительных фондов, главный признак которых — владение имуществом премьер-министра Медведева, то все становится ясно: это коррупция.



Опираясь на опубликованную отчётность, мы утверждаем: на фонды Медведева были переведены как минимум 70 миллиардов рублей деньгами и имуществом.

Это
- взятки от олигархов Усманова и Михельсона;
- деньги Газпромбанка, который и ранее много раз был замечен в том, что работает «кошельком» для покрытия расходов высокопоставленных чиновников (см. «кейс Винокура» и «кейс зарплаты жены Сечина»);
- перечисления от других компаний (например «дочка» Башнефти).

На эти деньги построены, куплены и содержатся:

Родовое поместье и агрокомплекс Медведева в Мансурово:



Горная резиденция «Псехако» в Сочи:



Виноградники в Анапе и Тоскане:



Миловка, которую мы показали ранее:



Это — рублёвская резиденция, принадлежащая Медведеву. Один из самых дорогих объектов Подмосковья. Стоит около 5 миллиардов рублей.



Формально принадлежит фонду «Соцгоспроект» — полностью идентичному фонду «ДАР», на который оформлена Миловка — дача Медведева в Плёсе.

Знаете, как этот объект стоимостью 5 млрд оказался в медведевском владении?

Алишер Бурханович Усманов, один из самых богатых олигархов России с состоянием в 12,5 миллиардов долларов просто дарит медведевскому фонду и землю, и особняк.



Как это назвать? Правильно: взятка.

Именно так мы это и называем в своём заявлении о преступлении. И вообще, всё это наше расследование и в целом, и разбитое на эпизоды будет превращено в заявления о преступлениях.

Да, мы понимаем, что сейчас власть сделает всё, чтобы предотвратить любые шаги, которые обязаны предпринять правоохранительные органы. То есть повторится то, что было с Чайкой. Но, как говорится, в России надо жить долго. Рано или поздно мы своего добьемся и увидим всех персонажей на скамье подсудимых. А рядом с ними будут сидеть те, кто станет блокировать расследование сейчас.

Однако даже это сейчас не главное. Мы с вами отлично понимаем, что основные усилия Кремль бросит не на то, чтобы с «правоохранителями» работать (а то Чайка с Бастрыкиным сами не понимают, что делать), а на то, чтобы остановить распространение информации о расследовании.

Они на 100% контролируют свою обслугу в погонах, но общественное мнение и головы граждан контролировать не так легко. Да, конечно, зомбоящик, все дела, но тем не менее общими усилиями мы запросто пробьём брешь в картине мира среднего гражданина РФ.

Тем более, что рейтинги одобрения деятельности Медведева таковы, что видно: не всех подкупает его мнимая безобидность. Тут, конечно, важную роль сыграли его шедевральные «денег нет» и «если у учителей нет денег, то пусть идут в бизнес», и если мы в дополнение к этому наглядно покажем, куда же пошли деньги, которых нет, то многие наши сограждане найдут новые тёплые слова и для лидера «Единой России» Медведева, и для его начальника Путина, покрывающего эту коррупцию.

Так что это сейчас ключевой момент: помогайте с распространением информации. Мы год назад выпускали «Чайку» и даже тогда, когда цензура бомбила в полный рост, было больше хотя бы интернет-СМИ, способных рассказать о расследовании.

Сейчас всё стало гораздо хуже и тем важнее ваша роль. И ещё раз хочу напомнить: вы — огромная сила. «Чайку» посмотрели 5 млн человек, а текст прочитали 821 тысяча человек. Из них до самого конца (герои!) — 459 тысяч (до конца!). Если бы каждый из прочитавших кинул ссылку в свои соцсети и отправил её паре знакомых, то просмотров было бы не 5, а 50 миллионов. И не 15% населения знало о чём этот фильм, а 85%.

Давайте приложим к этому усилия совместно. Тем более, что тут такой привлекательный и понятный формат, со съемками с воздуха. Надо добиться, чтобы все те 20 миллионов человек, что за чертой бедности, посмотрели на квартиры Медведева с лифтами для автомобилей и ангелочками для каминов.



Не попадайтесь в ловушку «зачем мне распространять эту ссылку, её и так все видели». Не все. Именно вашей ссылки, вашего комментария не хватает. Недостаточно просто сегодня кинуть это в фейсбук. Сегодня. А потом завтра. И для верности через два дня.

Пара имейлов. СМСка любимой бабушке. Письмо однокласснику с темой «глянь на замок Медведева в Италии».

Кстати, хочу сказать, что в социальных сетях для более старшего возраста наглядный контент такого рода идёт ещё лучше. Ролик о медведевской Миловке на ютюбе имеет 4,2 миллиона просмотров, а на «одноклассниках» — 7 миллионов. Это при том, что мы сами на одноклассники его не выкладывали — народ сам растащил по аккаунтам.

Не хотите отправлять бабушке, а хотите знакомому иностранцу, нет проблем — вот описание расследования на английском языке.

Отдельный призыв к журналистам:

Во-первых, сколько можно бояться? Невозможно же всю жизнь провести, публикуя то, что нестрашно.

Во-вторых, это ваш трафик, ваши клики, ваши тиражи. Ничто так люди не читают, как расследования о коррупции с такой фактурой.

В-третьих, это ваш шанс сделать вашу профессию интересной и полезной. Каждый эпизод этого расследования может и должен быть дополнен своей историей. Комментарием заинтересованного лица. Просто походом на место события. Мы вскрыли только самое основное. Кто знает, может, вы прицепитесь к чему-то (как мы к кроссовкам) и найдёте что-то такое, что сделает вас главным журналистам страны. Ваше имя на журфаках будут упоминать, говоря о том, как делать расследования.

В общем, дорогие все, помогайте. Наша работа не имеет смысл, если о ней не узнают миллионы. Это наш с вами совместный проект, и ваш вклад не менее важен.

Ну и не забывайте, о том, что мне нужны ваши подписи в поддержку выдвижения, Фонд борьбы с коррупцией существует и делает такие расследование только благодаря вашим пожертвованиям. Поддержите нас, если вы считаете, что мы делаем полезное дело.

Они объединяются и защищают друг друга, чтобы строить себе дворцы, а мы давайте действовать вместе, чтобы вернуть себе нашу страну.

https://Dimon.navalny.com/

В лучших традициях ФСКН. Как оборотни Октябрьского ОП подбрасывают гражданам наркотики

Оригинал взят у k0m2375 в В лучших традициях ФСКН. Как оборотни Октябрьского ОП подбрасывают гражданам наркотики
11 февраля в фейсбуке и вконтакте массово прошло сообщение о том, что сотрудники ОП№5 подкинули таксисту наркотики и задержали его. Прокатившаяся по соцсетям волна привела к созданию петиции «Разобраться с беспределом полиции Октябрьского района Ростова-на-Дону» на сайте Change.org, которую подписали уже под 1000 человек. Кроме того интернет-портал 161.ru не поленился, вышел на Татьяну Мышеву из Таганрога (дочь задержанного) и написал заметку «Ростовчанка обвинила полицейских в том, что они подкинули наркотики онкобольному ради показателей» (комменты почитайте) http://m.161.ru/text/newsline/265219943460864.html

Полицейская пресс-служба заверила журналистов, что они доложили вышестоящему руководству, сведения якобы будут проверены.

Но мы-то с вами знаем, как менты проверяют ментов, тем более в таких делах, где сами сотрудники полиции совершают уголовные преступления. И поэтому мы не оставили дело на самотек, провели свое расследование, и докладываем начальнику ГУМВД по РО генералу Ларионову:

- Андрей Петрович! Сведения подтвердились, не только опера ОП№5 занимаются фальсификациями и уголовными преступлениями, их покрывает также следователь ОП№5, лейтенант Лысенко, а также, уверены, начальник ОП№5 Шпак. В принципе данный случай вы можете использовать для написания стихотворения или даже поэмы под рабочим называнием «Наркотуху мы в карманы рассовали дурочкам», и таких случаев по Октябрьскому ОП несколько...




4 февраля водитель такси «306» Сергей Федорович Жильников на Ладе Ларгус вышел на работу примерно в 13.00. Вечером родные забеспокоились, что отец/муж не возвращается с работы, звонили ему на мобильник, трубка гудела, но ее никто не брал. Бессонная ночь семейству была обеспечена: заявление о пропаже человека в Советский ОП, обзвоны моргов, больниц. В конторе такси сказали, что последний вызов Жильникову был около 18.00 в район 2-й Пятилетки.

В 5 утра позвонили из Советского ОП и сообщили без подробностей: ваш отец/муж задержан, находится в ОП№5.

Рапорта задержания таксиста Жильникова разнятся. Один рапорт гласит, что взяли гражданина возле дома 1б по ул. Волоколамской в рамках административки 6.8, 6.9 КоАП РФ, как передвигавшегося шаткой, замедленной походкой, нервничающего, без запаха алкоголя изо рта.



Другой рапорт, появившийся чуть позже (!) содержит уже уголовку 228, 229 УК РФ: что взяли гражданина возле ограждения ФКУ ИК-2 ГУФСИН РФ со стороны дома 1б по ул. Волоколамской при попытке сбыта, с целью переброса наркотических средств на территорию ИК-2.

Так где взяли-то, господа? Там от 1 б по Волоколамской до ИК-2 еще чехлить и чехлить!

И возникла таким образом знатная залепуха: 60-летний обдолбанный дед-таксист идет к забору ИК-2, чтобы тупо, в дождливый вечер, перебросить через забор (х.з. кому, куда?) наркотики...

Но эта чушь и ахинея не смутила следователя ОП№5 лейтенанта Лысенко, как завсегдатай злачных заведений Ростова она наверняка могла бы нам побольше рассказать о наркотитках, чем 60-летний таксист, но явно не захочет...



Вобрав в себя два взаимоисключающих рапорта, девушка-лейтенант возбудила уголовное дело.

Оборотни так "спешили", что не произвели досмотр авто, а там был регистратор-зеркало, который беспристратно записал данные, опровергающие аргументы оборотней-ментов. Не был 60-летний Жильников в наркотическом опьянении — будучи обдолбанным он за полдня работы в такси уже дюжину авто собрал бы на какой-нибудь обочине! Не был 60-летний Жильников возле ограждения ФКУ ИК-2 ГУФСИН РФ, на видео (см. 2.20 - 2.40) взяли его оборотни сразу в машине у дома, у подъезда после заднего разворота!

По его показаниям, он заехал во двор дома, сдал назад, и тут же четверо мужчин в гражданской одежде резко открыли все двери его машины и один из них, заломив руки и схватив за шею, вытащил его из машины. Позже в ОП№5 в левом кармане куртки обнаружилась вдруг пачка сигарет с наркотиками внутри, которую, очевидно, подбросили менты-оборотни.

И еще нюанс. Во время личного досмотра в ОП№5 в том же левом кармане куртки оказались (зафиксировано в протоколе) и ключи от машины! Тогда как Ладу Ларгус к ОП№5 от места задержания подгонял опер, а Жильникова везли на другой машине. Очевидно, мусора пихали в карманы деду все, что хотели! Эту нестыковку дочь Жильникова довела до сведения следовательши Лысенко, но та отмахнулась: «Дуру хотите из меня сделать!?».

Как показали дальнейшие события, дуру делать из Лысенко нет никакой необходимости...
Она хоть и не блондинка, но трудно ли перекрасить волосы?

https://www.youtube.com/watch?v=iGy_Zgu4e7s


Как думаете, уважаемые читатели, почему следователь Лысенко приходила в суд без рапортов оперов-оборотней?

Ну правильно, чтобы фальшак не был вывернут адвокатом Юрьевым в зале суда наружу. Но он все-таки был вывернут до такой степени, что в суде представитель Октябрьской прокуратуры Елесеев не поддержал ходатайство следователя о заключении таксисита под стражу на 2 месяца.

И не их вина, что «дежурная» «судья» Октябрьского суда Захаркина проштамповала незаконную залепуху следствия.

https://www.youtube.com/watch?v=KPTN5z5uegE


Как вам? Это просто жесть какая-то, сплошной фальшак и некомпетентность! Если вы думаете, что такую неумеху-следовательшу надо взять за волосы и дать ей пинка из органов, чтобы не позорила нормальных сотрудников полиции, - мы не будем вас переубеждать.

Однако уверены, что дело всучили ей потому, что она вот такая. Из 8 ходатайств защиты, поданных следователю и способных мгновенно опровергнуть чушь о наркомании или сбыте, до ума не доведено ни единого!

Очевидно, что следовательша имитировала работу. А человека закрыли — все, нет проблем!

Сейчас дело от «клоунессы» Лысенко передано другому следователю ОП№5 Соколовой. Родные надеются, что специалист разберется и как минимум выпустит 60-летнего онкобольного из СИЗО под подписку о невыезде.

А мы пока продолжим. Вопросов-то — миллион!

Как удалось выяснить, в январе 2017 года опера-оборотни ОП№5 подбросили наркотики вообще случайным мужикам-строителям, трудившимся на объекте. Семью так запугали, что они отказываются что-либо об этом говорить.

В феврале, непосредственно перед таксистом Жильниковым, опера-оборотни ОП№5 подбросили наркотики еще одному таксисту компании «306», некто Киму. Мы связались с адвокатами — делюга идентичная.

А технология такова. Подельник оборотней под прикрытием — подсадная утка - вызывает такси, созванивается, узнает о наличии банковской карточки и просит что-нибудь купить и привезти по пути, скинув деньги с карты на карту. Нам непонятно для чего это делается с процессуальной точки зрения, зато психология понятна — приручить легким зароботком. Жильникову, например, подсадная утка скинула на карточку 4 тыр, на покупке он заработал 1 тыр, и был готов еще купить хоть медикаменты в аптеке если клиент попросит.

Может уроды-оборотни таким образом хотели прислюнить тропикамид — глазные капли, годящиеся для внутривенного кайфа? Неизвестно. Но судя по тому как тупо брали таксиста, вытаскивая из машины и заламывая руки, никакой «изящной схемы» у оборотней не вытанцовывалось.

И еще. Как стало известно, ранее в январе подсадная утка оборотней (мобильник известен) уже отказывалась от услуг другого таксиста «306» - у того не было банковской карточки...

***

Начальник ОП№5 Сергей Шпак, ранее возглавлял Кировский ОП, еще ранее был там главным криминалистом — согласно конкурсу - лучшим по отрасли!



Что такое лучший криминалист? Наибольшее число раскрытий. Видимо, погоню за числом раскрытий, плевать какими средствами, он и внедряет в своем ОП№5 в тухлые зимние послепраздничные месяцы профессиональной засухи?

А проверяльщикам из прокуратуры ли, СК, СБ или еще откуда-нибудь вскрыть этот наркоманский нарыв в ОП№5 не составит труда. Просто поднять за последнее время все дела по наркотикам да сличить рапорта и фамилии оперов-оборотней, работающих под началом такого потрясающего специалиста, как Сергей Валерьевич Шпак.

Евгений Феликсович Беркович
Папа - генерал-майор. Дядя - генерал-полковник у начальника ОП-5. Я в свое время с полковником Башковым воспитывал капитана Шпака. Неудачно

https://www.youtube.com/watch?v=UeWEMsj6ybM


P.S. 26 придуманных преступлений. Волосы встают дыбом не только у президента

https://www.novayagazeta.ru/articles/2017/02/17/71547-26-pridumannyh-prestupleniy-romana-uryvaeva

Журналист Александр Дзиковицкий вышел на свободу.

Статья из "Свободной прессы".

73546

Вышедший на свободу казачий журналист Александр Дзиковицкий рассказал о специфике отбывания срока в колонии-поселении по экстремистской статье.

Учредитель, издатель и главный редактор тематической газеты «Казачий взгляд» Александр Дзиковицкий в том году получил срок. Обнинский городской суд, согласившись со Следственным комитетом и прокуратурой, отправил журналиста на год в колонию-поселение, попутно запретив на три года заниматься СМИ. Единственное, с чем не согласился суд, что редактора следует посадить на целых три года.

Поводом для лишения свободы послужили 17 материалов, опубликованных в газете «Казачий взгляд». Следователь СК Алексей Добарин отыскал в них признаки межнациональной розни. Ранее сотрудник возбуждал дело против журналиста Михаила Пустового, участвовал в «Деле Цареградских», сейчас задействован в Болотном деле.

Между тем политики и представители культуры приговор осудили. Негативно оценили суд официальные лица ЛДПР и «Справедливой России» области. Шестнадцать писателей, включая Эдуарда Лимонова, Сергея Шаргунова и Олега Кашина обратились в Верховный суд – пересмотреть приговор.

Так или иначе, срок Дзиковицкий отбыл до звонка. Ветеран войны в Приднестровье и бывший сотрудник милиции после годового нахождения в Калужском КП-6 30 июля вышел на свободу.


«СП»: – Месяц уже на свободе, как тебе воздух воли?

– Да воздух как воздух. Летний. Никаких романтических чувств нет. Вернулся в общественную жизнь Обнинска и казачества, в котором произошли разные вещи. Пока сидел, квартиру незаконно обыскали неизвестные. Вот, теперь не могу найти подшивки газет. Возбуждено уголовное дело об угрозах судье, который выносил приговор. Неизвестные направили угрожающие письма по электронной почте. Сотню человек допросили: казачьих активистов, журналистов, кто ходил на суд. Мне кажется – дело выгодно тем, кто имеет острое желание «законного» основания трясти казаков.


«СП»: – Что было тяжелее – ждать посадки, неминуемой, как было видно по ходу судебного процесса, или считать месяцы до звонка?

– Мне было ясно, что суд вынесет обвинительный приговор, связанный с лишением свободы. В КП-6 я знал, что освобожусь, когда подойдет день. Старался не думать про «откидон», читал, вел дневник, писал жалобы по инстанциям на приговор и вел бумажную борьбу с администрацией колонии. Что интересно, посадить меня очень хотели разные органы, но вот лагерь-то принимать не был готов. Два месяца добивался, чтобы начать отбывать приговор. Даже посадить у нас нормально не могут.


«СП»: – Колония не хотела принимать такого экстремиста?

– Осужденный на колонию-поселение обязан после вступления приговора в законную силу своим ходом добираться до лагеря. Раньше надевали наручники в зале суда и держали в СИЗО, пока не подготовят документы. У меня же получилась целая эпопея.

УФСИН предполагал выслать меня в Нижегородскую область на «ментовскую зону» для сотрудников МВД. Я бывший мент так-то. Но в нижегородскую даль ко мне трудно было бы близким добираться. Понадобилось писать ряд ходатайств, даже от местных политиков, чтобы оставили в области, – на свой страх и риск сидеть с обычными зеками. С группой сопровождения – казаки, депутаты Законодательного собрания области эсер Александр Трушков и Александр Кременев (ЛДПР) – приехал к воротам КП-6. В учреждение не пустили, сказали, чтобы возвращался домой. Дескать, бумаги не пришли в спецчасть. Наконец позвонили, пригласили сидеть. Прибыл в карантин; сотрудники предупредили, чтобы держал язык за зубами о «ментовском» прошлом. Так и начался срок.

Это беда не конкретных людей, а особенности бюрократической системы, скорость работы которой не укладывается ни в какие рамки. Я, уже отбыв срок, получил документ по своему делу, что в рамках следствия опрошены люди в Хабаровском крае. Закрытое дело расследуют!


«СП»: – В чем заключается пенитенциарная миссия администрации колонии-поселения?

– Калужское поселение одно из трех образцово-показательных колоний-поселений ЦФО. Рядом находится наш УФСИН, что накладывает отпечаток. Как говорили у нас: – КП особого режима. Зеков около двухсот, три отряда. Сотрудники зеков не боялись, наоборот, гнобили. Режим довольно не поселковый. Зек не имеет права рот открыть, атмосфера – каждый сам за себя. За год моего пребывания требования «Правил внутреннего распорядка» ужесточились, сменился начальник. Новый начальник – с большим стажем, побывал в «красной» Мордовии; свои порядки нам наводил. Рецидивисты отмечали – перепутал режимные требования КП со строгим режимом. Запретили сидеть на шконках; сотрудник заходит, все вскакивают, чтобы не заметил. Раньше сидеть разрешалось. Домой на выходные не стали отпускать. А положено! Исключение делали для двух рукастых ребят: работали на дачах ответственных лиц.

Требовали церемониально здороваться с «гражданами начальниками». Один заключенный орал «здравствуйте!» как попугай, постоянно в полный голос. Так боялся получить нарушение. Меня спрашивали: – А почему не здороваетесь? Отвечал, что вставание со стула тоже форма приветствия.

По слухам, практиковались избиения, физически принуждали работать на администрацию. Одного парня по лицу огрели палкой резиновой. На глазах физического насилия не допускали. Но разговоры ходили о шести сотрудниках, избивающих людей в штабе. И, разумеется, отбытие срока сопряжено с обязательным трудовым воспитанием.


«СП»: – И чем заключенные в колонии заняты?

– Тяжелой работой: вывозят на склады с картошкой, капустой, на пилораму и производство стройматериалов, делают кисель, папки для документов. Записывают в бригады, говорят: – Ты зачислен туда-то. Платят копейки: кому-то на пачку сигарет, другим на пачку чая. Например, «на папках» полагалось 30 р. в месяц. Бетонные блоки отливают за 80 р. Грузчикам платят больше, до одной тысячи рублей. Но все равно – гроши выходят. Месяца три поработал грузчиком, 1080 р. моя зарплата. Получил легкую травму. Проявил инициативу, захотел поддержать падающий груз, привычка армейская. Ударило крепко. Отлежался и мне сообщили: – Ты травмо-опасный, к нам не суйся. Отправили в барак.


«СП»: – А судьи кто? Точнее те, кто призван охранять и перевоспитывать?

– Администрация КП-6 – отстойник для попавших в трудную карьерную ситуацию силовиков. Начальник одного отряда трудился старшим экипажа вытрезвителя. По слухам, задержал кого-то из правительства области. Но по его поведению не заметно. Наверное, сам легенду придумал. Одного майора уволили за совершение ДТП в пьяном виде. Самый положительный – мой начальник отряда, армеец, «сел» в силу необходимости: до наступления пенсии лишился глаза на учениях. Выбор – вахтером или служба во ФСИН. Главный оперативник работает 20 лет и до сих пор майор. Что-то его держит. Психолог у нас была, любил я ней разговаривать, единственный человек, с кем реально не по-зоновски можно пообщаться.

Медслужба отвратительная. Фельдшер – «Доктор смерть», ведет себя, будто поставлена не для обеспечения медицинского обслуживания, а хамить. Больные помощи не получают, в городскую больницу людей не вывозят. Заявляют: «Выйдете, лечитесь, вы здесь не для этого. Один парень умер от сердечного приступа: дежурный ДПНК запретил подходить к нему, врачей не вызвали, дескать, вечер, поздновато. У нас в бараке молодой человек от психического заболевания скончался, поехал от лишения свободы».


«СП»: – Проблемы с администрацией имелись у тебя конкретно?

– Состоял на профучете как «экстремист». Меня это никак не волновало. Даже выгодно оказалось. По осени на склады не вывозили. Разок вывезли на автомате, где погорбатился и на следующий день подсказал сотруднику: я на особом контроле.

Так-то отношение было в целом сносное. Исключительно на вы, по имени-отчеству. Начальник отряда за глаза признал, что не считает меня зеком. Были проблемы, пытались подавить морально, личные дневники отшмонали. Придирались, что не поздоровался и за кроватью соседа не слежу. Обвиняли в порче имущества. Один раз сам нарвался: послал матом сотрудника. Опер одно время грозился красную полосу влупить (склонный к побегу), за шуточное письмо сестре. Газеты и письма задерживали, перлюстрацию делали дольше трех положенных дней. Последнюю корреспонденцию вручили при освобождении, мол, дома почитаешь.

Начал писать жалобы в прокуратуру и иные инстанции, подействовало. Мои жалобы – своеобразный дневник поселения, оформлял их в художественной форме, копию себе оставлял. Сотрудники смеялись: «У зеков объяснительные читать скучно, а Дзиковицкий романы пишет». Сочиняли и другие зеки, но часто включали заднюю. Посчитал нужным пожаловаться на начальника КП, за плохое поведение. Я его назвал, по поведению, отставным прапорщиком, а он подполковник. Описал, как он с красным лицом выходит на плац и начинает разговор с матерного слова. Хозяин обиделся, вызвал участкового, когда я освобождался.

Блатной один говорил: «Дзиковицкого менты боятся». Честно говоря, вес группы поддержки помог. Многие зеки выглядели брошенными, и администрация не чувствовала по отношению к ним совершенно никаких сдержек. Некурящих сажали за курение в строю. Гнали на общий режим. Критерии отбора непонятны. Парня с месяцем до освобождения послали на перережимку. Весомая угроза для зека: – Мы тебя через ШИЗО, попаришься и поедешь на общий режим.


«СП»: – Какова судьба лагерных дневников?

– У них интересная судьба. Когда стукачи доложили, пришли опера и нагло дневники изъяли, среди белого дня. Была куча обысков и особо пристальное внимание. Спросил: что вы имеете против, где это запрещено? Услышал в ответ: нам просто не нравится, что про нас пишешь. – Вы можете назвать неправдой, как я описывал жизнь КП? – Ноль логики в объяснение. Затем некоторые зеки начали шипеть, дескать, я пишу на них доносы. И еще после инцидента с дневниками в бараке «вдруг» узнали, что до войны в Приднестровье я работал в милиции. Но все-таки часть записей я уберег и переправил на волю.


«СП»: – Как отреагировали на работу в милиции?

– Смотрю, собралась кучка, между собой воркуют, кидают многозначительные взоры на меня. Наконец доносится: – Сань, да ты ментом служил. Отвечаю: – Да. – А ты знаешь, что за это опустить надо; твое счастье: ты на красной зоне. – Интересно, – уточняю. – Как это они себе представляют? – Зеки вяло разъяснили, что ночью вдруг кто-то выльет мочу на лицо, и готово. На чем весь инцидент закончился, без эскалации.


«СП»: – Как вообще заключенные относились к «экстремисту»?

– Как к маньяку. Сидит непонятно за что, письма и газеты получает, книги читает, пишет что-то. На зоне не принято читать. Если берут в руки книги, то легкую литературу. Газеты приходили, пожалуй, только мне. Я когда работал на промзоне, повадился книгу брать «Чем отличается английский характер от континентального». В перерыве все курят, я читаю. Так разок на шмоне у опера приключился столбняк. – «Это что такое, чья книга?». Я вышел из строя, он все понял и вернул книгу: «Дзиковицкий, тогда все понятно».

Долгое время относились с подозрением к дневникам. Провоцировали на конфликт. Причина недовольства: – Почему я не такой как они, а белая ворона? Пытались принизить. Но ребята понятливые: когда видят, что под них ложиться не собираются, стихают. Помню случай: один блатной с утра заорал, что я ему чайник не поставил. Ты кому это говоришь? – осадил я его. Он поразмыслил и отстал.


«СП»: - Кроме тебя «экстремисты» сидели»?

- Русские националисты? Ни одного. Был сторонник А. Навального, из «Народного Альянса». Получил месяц – покинул альтернативную службу. А вот кавказцы присутствовали. «Пособники террористов», ст. 208 УК РФ. Правда в пособничество поверит только чокнутый. Один из Кабардино-Балкарии. Погостил в КП и поехал на общий режим. Второй – чеченец, знакомому с детства «лесному брату» дал поесть, когда тот попросил. Боевика отловили, выяснили, у кого еду брал, и дали кормильцу два с половиной годка. Если бы я был боевиком, не взял бы его в банду. В Чечне ст. 208 народная, отчетность дает органам, тюрьмы по ней переполнены. Под ней ходят чеченцы, которые не находятся в связях с кадыровской администрацией. Из-за переизбытка «пособников» отправляют сидеть в Россию.


«СП»: – Этнические конфликты с соседями по бараку имели место?

– Межнациональные – нет. Но не секрет, что в Калужской области привилегированное положение занимают армяне. До зон члены диаспоры доходят в ограниченном количестве. А там у армян блатное положение. При мне несколько армян находилось на самых льготных условиях. Один месяца три приходил ночевать, а днем его не видели. Объясняли, что некая «работа» в Калуге. Его тихонечко по УДО нагнали. Есть на поселении и цыгане.


«СП»: – Ты знал, что Конституционный суд узаконил сексуальные отношения между осужденными в колониях-поселениях?

– Нам ничего никто не сообщал. Женский отряд в поселении, десятка три дам, отгорожен забором. В него можно было попасть с промзоны, где пропускная система. Единственные взаимоотношения между полами, что на виду: на плацу некоторые поселенцы подходили к окнам женского барака и болтали. На этом все, по-моему. Амуров я не видел.


«СП»: – Ты пытался освободиться условно-досрочно?

– Было дело. Суд требовал полного признания вины и, не услышав этого, постановил, что я не вступил на путь исправления. Администрация КП-6 дала отрицательную характеристику. Накануне суда зам. начальника по Безопасности и оперативной работе выдернул и сообщил, что они ничего против меня не имеют. Впрочем, судье рассказали, что у меня два выговора, один за курение в неположенном месте, у меня-то, некурящего, и штраф на триста рублей за копировальную бумагу в тумбочке. Начальник отряда охарактеризовал в общих словах как неисправимого.


«СП»: – Другие осужденные по УДО успешней уходили?

Получали УДО единицы. Говорили, что успешные попытки связаны с «помощью» колонии-поселению. Гуманитарка на ремонты, например. На деньги цыганского барона отреставрировали библиотеку. Такое у меня сложилось впечатление.

Посадили опера С ГНК.Есть подозрение что это заказ наркоторговцев.

Оригинал взят у roizman в Дочка
Девчонка приехала из Краснотурьинска. Молодая совсем. Наивная. Ее отца, майора ГНК, посадили. Он был сильным опером. Работал по героину и сворачивал кровь всем местным цыганам. Причем, умел доводить до конца и срока они получали серьезные - до 25 лет! Видимо в связи с этим, произошел конфликт интересов с местной полицией. Развернулась настоящая война. В этой войне присутствовала пикантная подробность. Агентесса майора Жукова одновременно являлась любовницей начальника уголовного розыска. Это основной противник Жукова. Кроме этого, Жуков в 2006 году закрыл за торговлю наркотиками ее мужа и еще одного родственника.  Эта сраная Кармен прислонилась к известному цыгану-наркоторговцу Руслану Николаеву, а Жуков, в 2010 его приделал. И дали ему 10 лет. Она переживала. Но Николаев был ей просто любовником а жила она в это время с другим наркоторговцем - Кабановым. Так вот, его тоже Жуков посадил.  

И именно эта агентесса, имеющая доступ к Жукову и вхожая в его кабинет, подсунула ему в рабочую папку 50 000 рублей (денег этих при Жукове не нашли, а найденные в папке ни одна экспертиза привязать к нему не сумела). В дальнейшем, все следствие основывалось на показаниях этой агентессы. Жукова не арестовывали, потому что не было достаточных оснований, но всеми силами старались отстранить от работы. А работал он до последнего момента, и продолжал долбить цыган - наркоторговцев. Тем временем, следствие шло, и дело обрастало эпизодами. Давала показания агентесса, и любовники ее давали показания, а другие любовники давали указания. Но все все понимали, и относились спокойно. Жуков продолжал работать.  Сослуживцы его уважали, и деньги на адвоката собирали всем управлением. 

На суд он пришел из дома. Дали ему 18 лет. Никто не ожидал. 

А наши парни знали этого майора. И работали с ним по северу области. Все совершенно однозначно говорят, что он порядочный, и считают что все его проблемы возникли из-за того, что он слишком успешно  вышибал торговцев героином, не считаясь ни с чьими интересами.

Я позвонил Гапонову, который был тогда начальником УФСКН по Свердловской области, и говорю: Сергей Викторович, это ваш сотрудник, и  о нем все отзываются уважительно, и если вы собираетесь всерьез встать на его сторону, мы вас поддержим. Гапонов сказал, что у него тоже нет сомнений, и надо заступаться, но через некоторое время его перевели в Красноярск, а сюда пришел другой генерал, который лично майора Жукова не знал. 

За всю свою жизнь, я встречал очень много оперативников. Самые толковые, самые сильные - всегда ходят по краю. Среди настоящих оперативников, убежденных законников - единицы. Мало того, каждый оперативник, даже самый порядочный, и, особенно порядочный!, ничем не защищен. И когда у него возникают проблемы, которых невозможно избежать при активной и честной работе, начальство, как правило, отходит в сторону. Правильно, кому нужны проблемы? 
Мы знаем ситуации, когда начальство выгораживает своих до последнего. Но это другой случай. 

Я не берусь судить. Срок огромный. Восемнадцать лет - это целая жизнь. Это до конца жизни. Если б не за что было зацепиться, дали б лет пять, не больше. Но люди, которые его знают, которые с ним работали, уверены в его невиновности. 
Все возможности защиты исчерпаны Остался только надзор. 


И вот приехала дочь. Она очень любила отца и всю жизнь им гордилась. И основания были. И вот он получил восемнадцать лет. И она никогда не сможет с этим смириться, и любит его еще больше.И продолжает надеяться. И никогда не поверит в его виновность. 

UPD
Это сильная история. Кому интересно - все документы у меня есть. 

Анастасия. Ангел русской эскадры

72669

Анастасия Ширинская (23 августа [5 сентября] 1912 - 21 декабря 2009).

podrugki_b

3394

1bde0a0a8aab8fc2bfc01b9beb6e2cbe_180x210





Ширинская прожила в Бизерте всю жизнь, так и не приняв, следуя примеру родителей, иностранного гражданства, навсегда оставшись русскоподданной. И только в 1998 году она снова получила гражданство России, которое она считала единственно возможным для себя.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Ширинская-Манштейн,_Анастасия_Александровна


Фильм Виктора Лисаковича К 75-летию режиссера. Приз "Ника" Российской Киноакадемии "За лучший неигровой фильм 2008 года"; приз "Золотой кентавр" на XVIII МКФ "Послание к Человеку", Санкт-Петербург (2008); главный приз Открытого фестиваля кинодокумента "Окно в Россию XXI век", Москва (2008), специальный приз XIV Международного фестиваля фильмов о правах человека "Сталкер", Москва (2008). Уникальный и трагический рассказ Анастасии Александровны Ширинской-Манштейн - последней свидетельницы исхода Русской Императорской эскадры из Крыма в 1920 году. Вместе с русскими кораблями она оказалась с семьей в Тунисе. Тогда ей было 8 лет, но те события четко отпечатались в ее памяти. С любовью и глубоким уважением Анастасия Александровна рассказывает о судьбах русских моряков и офицеров, оказавшихся тогда в Тунисе. Прожив всю свою жизнь в городе Бизерта (Тунис), она бережно хранила русскую культуру, язык и вдали от Родины оставалась истинно русским человеком и хранила Россию в своем сердце.






Наша история.Этот фильм обзателен для просмотра,это история нашей страны,грустная,великая,трагичная.
Не мешало бы включить его в школьный курс.