Category: россия

Как убивают население России.

По всей России опасные отходы не утилизируют,а просто сливают куда-попало. Как в России утилизируют ПХБ,если по всей стране установки по утилизации есть всего в двух городах?

Для начала посмотрим на статистику заболевания раком


55568



Полихлорированные бифенилы, или ПХБ, — это отходы первого наивысшего класса опасности.При попадании в организм ПХБ вызывают развитие рака, поражения печени, почек и нервной системы. Для беременных женщин бифенилы опасны еще и тем, что могут вызвать у плода врожденное уродство и отставание в развитии.

80 тонн отходов, содержащих полихлорированные бифенилы (ПХБ), пропали в подмосковном Рошале в начале 2018 года.



Сначала нижегородские СМИ написали, что завод «РУМО» избавился от 80 тонн химических отходов, после того как Росприроднадзор оштрафовал предприятие на 110 тысяч рублей за то, что оно хранит вредные конденсаторы без изоляции от окружающей среды.

Контракт на утилизацию опасных веществ выполняла компания «Прогресс».

Представители фирмы утверждали, что в подмосковном городе Рошаль у них есть установка СКГО-10-ЭЭТ, с помощью которой можно утилизировать ПХБ. Договор был подписан 4 декабря 2017 года (за все работы, включая перевозку, отвечала компания «Прогресс»).

Ситуацией с пропавшими токсичными отходами заинтересовались экологи из движения «Зеленая альтернатива». Они обратили внимание на установку, с помощью которой предполагалось утилизировать ПХБ — СКГО-10-ЭЭТ. Их производит и запускает в работу единственная в России компания «Экоэнерготех». Ей направили запрос: «Есть ли подобная техника у «Прогресса»?».

Директор «Экоэнерготеха» прислал в «Зеленую альтернативу» справку о том, что в России введены в эксплуатацию всего две подобные установки,утилизирующие ПХБ. Одна находится в Томске, а другая в Красноярске. Для компании «Прогресс» подобное оборудование не поставлялось.



Компания «Прогресс» была зарегистрирована в мае 2013 года. Тогда она называлась иначе — «Центр управления отходами производства и потребления» («ЦУОПП»). Ее учредителем и первым генеральным директором был Дмитрий Кучер.

«ЦУОПП» из центра Москвы работал в тесной связке с еще одной компанией, где Дмитрий Кучер значился генеральным директором — «Утилизация отходов».

Эти компании скупают промышленные территории,заброшенные заводы и тупо сливают там все химические отходы.

Оборот денег в компаниях исчислялся сотнями миллионов рублей (рекордным стал 2015 год, когда выручка «Утилизации отходов» достигла 285 миллионов рублей).

Например в декабре 2014 года Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту загрязнения земельного участка в Малоярославце химическими веществами (превышение допустимых норм более чем в 40 раз). На территории заброшенного завода незаконно складировалась хлориды, сульфаты, фосфаты, бикарбонаты, натрий и нефтепродукты.

Сумма экологического ущерба увеличилась до 68 миллионов рублей. Почва, где складировались отходы, оказалась загрязнена тяжелыми металлами на глубину в два метра. Восстановить природный баланс прокуратура попросила генерального директора «Утилизации отходов», но в 2016 году компания прекратила свое существование.

А в Калужской области области мошенник Максим Беляков тоже работал с «ЦУОПП» и «Утилизацией отходов». Как выяснили следователи, с декабря 2015 года по июль 2016 года по договору с двумя этими компаниями Беляков забирал серную кислоту из цистерн, стоявших на железнодорожных путях у деревни Маклино Малоярославецкого района. Затем грузовики владельца «Золотаря» отвозили кислоту в лес и сливали там. По закону «ЦУОПП» и «Утилизацией отходов» никакой ответственности за это не понесли.

Калужская область: старые грехи


Учредитель фонда «Экология Среды» — компания «Гранд Холдинг Строй» была создана еще в 2002 году. Ее уставной капитал: 488 миллионов рублей. Но при этом в системе «СПАРК-Интерфакс» нет ни одного отчета перед налоговой об обороте финансовых средств внутри организации. О том, какие деньги проходили через эту фирму, можно предположить, глядя на объемы государственных контрактов.

В 2008 году «Гранд Холдинг Строй» разыграл стандартный сценарий по «максимально экономичной утилизации отходов»: опасный груз забрали, чтобы отвезти на переработку, а затем он просто исчез в неизвестном направлении.



Вот как все происходило. Местом действия был уже знакомый поселок Куровской. Сейчас это часть Калуги, а в 2008-м он относился к Дзержинскому району области. Там компании «Гранд Холдинг Строй» и ее дочка «Эко-строй» обустроили незаконную свалку, где вместе с другими отходами хранили 60 тонн опасных пестицидов.

В один из дней пестициды собрали, погрузили в специальные пакеты и вывезли со свалки. Когда власти области стали выяснять, куда именно, оказалось, что ответа на этот вопрос нет. По документам компания «Эко-строй» заключила договор на вывоз с местным предпринимателем, но когда от того потребовали отчет, бизнесмен сказал, что никаких бумаг он не подписывал.



Калужские милиционеры, пытаясь выяснить судьбу пропавших пестицидов, ездили в Москву, чтобы взять объяснения у директора «Гранд Холдинг Строй» (в 2008-м эту должность занимал сам Павел Бугров), но он оказался в заграничной командировке.

Владивосток: судостроительный завод и канализация

Весной 2018 года судостроительный завод «Звезда» объявил о двух тендерах об утилизации отходов: в апреле о транспортировке, обезвреживании и конечном размещении четырех тонн соляной, серной, азотной и фосфорной кислот, и в марте о тех же услугах в отношени 100 с лишним тонн растворов травления меди, титана и других металлов.


Самые лучшие предложения поступили от компании «Прогресс».

Сотрудники ФСБ начали слежку за автомобилем, в который погрузили жидкие токсичные отходы. Выяснилось, что не зря. Чекисты задержали утилизаторов с поличным, когда те сливали химикаты в канализацию города.

Сейчас, по информации нашего собеседника, по данному факту возбуждено уголовное дело.

В 2018 году компания «Прогресс» только по государственным тендерам получила следующие контракты:


— утилизация деревянных шпал из ядерного центра в Сарове;

— транспортировка и утилизация химических отходов Уральского электромеханического завода;

— вывоз и утилизация химических реактивов Казанского федерального университета;

— вывоз серной кислоты, ртутных ламп и иных отходов Саратовского университета;

— утилизация химический отходов ракетно-космического центра «Прогресс»;

— откачка и вывоз жидких химических отходов с территории Курчатовского института;

— утилизация отходов «Лукойл-Энергосети»;

— сбор и утилизация противообледенительной жидкости в «Пулково»;

— утилизация осадка гашения извести с ТЭЦ в европейской части РФ;

— вывоз и утилизация 230 килограмм электролитов и бензола из Тольяттинской ГКБ №5;

— вывоз и утилизация фильтров, песка из очистных устройств и других видов отходов Уралвагонзавода;

— транспортировка, захоронение или обезвреживание восьми тонн лакокрасочных материалов с судоремонтного центра «Звездочка»;

— транспортировка и обезвреживание силикагеля с завода «Газпром Трансгаз» в Краснодаре.

https://dailystorm.ru/obschestvo/yadovityy-progress?utm_source=telegram.org&utm_medium=social&utm_campaign=article_telegram&utm_content=yadovityy-progress?utm_source=lentach&utm_medium=ctr&utm_campaign=lentach

«За нанесение вреда колхозному строю.» Дело об утопленном колесе

Оригинал взят у vdryndine1939 в «За нанесение вреда колхозному строю.» Дело об утопленном колесе

Путилов Григорий Павлович

Простого деревенского пацана Гришу Путилова «черный ворон» увез ночью в скорбном 1938-м. Дяденьки из НКВД предпочитали работать в темноте. Поэтому никто не видел отчаянных слез Гришиной мамы, остолбеневшей посреди бедной избы. Никто не мог и не смел оценить всю нелепость ситуации, ведь новоиспеченному «врагу народа» в ту пору едва сравнялось четырнадцать.

Грише было одиннадцать лет, когда в 1935 году умер отец. В семье было пятеро детей, шестого мать носила под сердцем. Сестренка родилась, когда отца уже не было. Среди жителей деревни Усановка эта семья ничем не выделялась. Путиловы, как и все, трудились в колхозе, бедствовали и голодали. Гриша тоже работал - развозил воду. О политике по малолетству представление имел весьма смутное. Все началось с простой детской шалости. Возле деревенской кузницы лежали свезенные в ремонт телеги. Гришка вместе с дружком Федькой Борисовым катал по траве давно отвалившееся колесо, которое по закону подлости выскользнуло из ребячьих рук и скатилось в реку. Мимо проезжал деревенский участковый. «Пошто портите колхозное имущество?» - возмутился он. Гришку с Федькой отвезли в район, в участок... Там побранили да отпустили, и все скоро забылось.

О друзьях-«вредителях» вспомнили зимой. Их арестовали 24 января 1938 года. Так Гриша оказался в тюрьме городка Кунгур, где в течение восьми месяцев ломал голову над тем, в чем он повинен перед родной советской властью. В бумаге, предъявленной мальчишке в августе 1938-го, значилось, что он осужден сроком на пять лет по грозной политической статье 58-7,11 «за нанесение вреда колхозному строю путем выведения из строя народного имущества и организацию групповых незаконных сборищ». До шестнадцати лет Гриша отбывал срок в детской трудовой колонии. По сравнению с голодом и нищетой в деревне жизнь в заключении показалась мальчишке сносной, потому что у малолеток-колонистов, в отличие от их свободных сверстников, был гарантированный паек. Потом Гришу Путилова направили в лагерь в Архангельск, где неподалеку возводился очередной объект коммунистической стройки - город Молотовск. Григорий Павлович и по сей день помнит барак с двойными нарами из «кругляка» (маленьких жестких палочек). На такой сомнительной постели, где одеялом служила телогрейка, а подушкой собственная шапка, после бесконечно долгого трудового дня вытягивали изможденные тела бесправные зэки. В каждом бараке их было по сто человек. По утрам коченели от холода, но все же вставали и шли «делать норму», чтобы получить черпак баланды, где «крупинка за крупинкой бегает с дубинкой». Как-то раз случилась в лагере эпидемия брюшного тифа, и люди стали умирать каждый день.

Путилов Григорий Павлович  (р.1924)   рабочий, на время ареста - подросток

- По утрам разносили хлебный паек, - вспоминает Григорий Павлович. - Если кто-то замечал, что сосед по нарам мертв, то старался об этом помалкивать. Ну, спит человек себе и спит. Получит зэк кусочек хлеба за усопшего соседа и только потом сообщает о его смерти. Постепенно привык деревенский парнишка к кошмарному лагерному бытию, огляделся и подумал: «Люди-то какие вокруг - сплошь порядочные да культурные. Значит, ничего страшного, что и меня посадили. Наверное, вся страна сейчас в лагере сидит». На полном серьезе Гриша так рассуждал.

В сорок первом политзаключенного Путилова из Архангельска перевели в Ухту. Слухи в лагере распространялись быстро. Сказывали, что в Ухте в седьмом бараке четырнадцатого лагпункта сидел академик Королев. Но в сорок первом ученого увезли в Москву. Его талант мог еще понадобиться воюющей стране.

- Заключенные были хуже скотины, - рассказывает Григорий Павлович. - Охранники назначались обязательно из уголовников, политическим не доверяли. Утром давалась команда: «Подъем без последнего». Последнего пристреливали. На моих глазах не раз убивали охранники тех, кто отстал от строя или немного отошел в сторону. Об убитых никто не спрашивал. Могил зимой не копали. Весной, когда сходил снег, трупы плыли по реке, словно сплавляемый лес. Григорий Павлович считает, что родился в рубашке. Не однажды смерть, обдав его ледяным дыханием, проходила совсем рядом. Особенно страшным был 1943 год. Ослабевших от голода заключенных направили на лесоповал. Норма выработки была немыслимой - каждый должен был заготовить пять кубометров дров. За это полагался хлебный паек в 700 граммов и котелок жидкой баланды. Но мало было счастливчиков, которые добивались такой выработки. Гришу Путилова спас изолятор, в котором он оказался за невыполнение нормы. А в изоляторе - о счастье! - давали столько же хлеба, сколько и тем, кто надрывался на лесоповале. Позже Григорий узнал, что из тридцати восьми человек, которых перевели вместе с ним из одного лагпункта в другой, в живых осталось лишь шестеро...

Из изолятора парня направили в «командировку» вместе с изыскательской геологической партией, сформированной из тех же политзаключенных. Они делали разбивку перед прокладкой дороги от базы Каменка до пятого лагпункта. От лютых морозов руки сводило так, что трудно было удержать рейку и теодолит. А от слабости и голода даже говорить было тяжело. Их было шестеро - молодых, замордованных, невинно осужденных. Однажды на базе Каменка случилась кража - скорее всего, это было дело рук уголовников. Обвинили политзаключенных. В наказание ночью всех шестерых вывели на мороз и оставили до утра. Утром на работу смогли выйти лишь четверо. Два окоченевших тела остались лежать на снегу.

Как-то раз в 1943-м Гришу увидел начальник лагеря и сказал: «Да ты ведь, парень, вроде освободиться должен». А парень уже и дни считать перестал... Все эти годы письма домой писать не разрешали, и семья ничего о нем не знала. Освободили без права выезда и направили работать на нефтяную шахту. Тогда уж Григорий и письмо матери отписал. Нефть нужна была для войны, и шахтерам давали бронь. И вновь судьба свела Гришу с неординарной личностью. Механиком шахты был политзаключенный Жасминов. Известный химик отсидел к тому времени на зоне с десяток лет. Загранкомандировки ученого сыграли с ним злую шутку. Обвиненный в шпионаже, он был арестован в день своей свадьбы. Жасминов рассказывал шахтерам, как однажды уже из лагеря его увезли в Москву. Надеялся, что его дело начнут пересматривать. Но был дан приказ - составить проект взрыва храма Христа Спасителя. После взрыва храма, который автор проекта не видел, Жасминов вновь был водворен в острог.

В родную деревню Григорий смог вернуться только в 1946 году. Тогда же вернулся с фронта старший брат, убежденный комсомолец.

- Ничего, - утешал брат, - начнешь жизнь сначала, все еще узнают тебя...

Год спустя Григорий женился на девчонке из своей деревни. Клеймо «врага народа» преследовало Григория Путилова долгие годы, несмотря на то что на работе он буквально выкладывался и, будучи бригадиром тракторной бригады, участвовал в сельхозвыставках. Но чуть какая неполадка в технике, являлся начальник КГБ, все проверял и заявлял: «Ты, Путилов, о своем прошлом не забывай!»

В Тольятти Григорий Павлович перебрался, уже будучи на пенсии. Живет в частном секторе, на судьбу не сетует, считает, что везло ему в жизни на хороших людей. Здоровье, правда, пошаливает. Сказались годы, проведенные в лагере, и то, что однажды, когда работал на шахте, двое суток пролежал под завалом. Из всей смены живым откопали одного его. Опять же - в рубашке рожден.

Реабилитировали в 1989 году, ездил хлопотать в Пермь. Следователь КГБ, к великому удивлению, вынес толстенное дело, разросшееся вокруг ненароком утопленного колеса. Из этого дела Григорий Павлович узнал, что вплоть до 1964 года был на заметке. А дружки, с которыми не раз выпивал, следили за ним и о каждом шаге докладывали куда следует. Однако Григорий Павлович не держит зла на этих мужиков, считает, что хороших людей на свете больше. Вернее, было больше. Их-то он достаточно повидал там, в лагере.

Источник: Дело об утопленном колесе : зап. О. Тарасовой // Политические репрессии в Ставрополе-на-Волге в 1920–1950-е годы : Чтобы помнили… – Тольятти : Центр информ. технологий, 2005. – С. 204–207

Место хранения дела: Пермский государственный архив новейшей истории ф.643/2 оп.1 д.26867 л.1


Анастасия. Ангел русской эскадры

72669

Анастасия Ширинская (23 августа [5 сентября] 1912 - 21 декабря 2009).

podrugki_b

3394

1bde0a0a8aab8fc2bfc01b9beb6e2cbe_180x210





Ширинская прожила в Бизерте всю жизнь, так и не приняв, следуя примеру родителей, иностранного гражданства, навсегда оставшись русскоподданной. И только в 1998 году она снова получила гражданство России, которое она считала единственно возможным для себя.
http://ru.wikipedia.org/wiki/Ширинская-Манштейн,_Анастасия_Александровна


Фильм Виктора Лисаковича К 75-летию режиссера. Приз "Ника" Российской Киноакадемии "За лучший неигровой фильм 2008 года"; приз "Золотой кентавр" на XVIII МКФ "Послание к Человеку", Санкт-Петербург (2008); главный приз Открытого фестиваля кинодокумента "Окно в Россию XXI век", Москва (2008), специальный приз XIV Международного фестиваля фильмов о правах человека "Сталкер", Москва (2008). Уникальный и трагический рассказ Анастасии Александровны Ширинской-Манштейн - последней свидетельницы исхода Русской Императорской эскадры из Крыма в 1920 году. Вместе с русскими кораблями она оказалась с семьей в Тунисе. Тогда ей было 8 лет, но те события четко отпечатались в ее памяти. С любовью и глубоким уважением Анастасия Александровна рассказывает о судьбах русских моряков и офицеров, оказавшихся тогда в Тунисе. Прожив всю свою жизнь в городе Бизерта (Тунис), она бережно хранила русскую культуру, язык и вдали от Родины оставалась истинно русским человеком и хранила Россию в своем сердце.






Наша история.Этот фильм обзателен для просмотра,это история нашей страны,грустная,великая,трагичная.
Не мешало бы включить его в школьный курс.